Вика Умрихина

Информация о ребенке:

г. Сургут

Ребенку нужна помощь

Помогите удобным для Вас способом

Пожертвовать

Вика Умрихина

Я мама своей единственной, ненаглядной, любимой дочери Виктории Умрихиной. Когда я ходила беременная моей Викулечкой, ничего не предвещало того, что случилось во время тяжелых родов: асфиксия, отек головного мозга 1 степени и, как следствие, страшный диагноз. Сперва он был не настолько страшен (это я теперь понимаю): гидроцефалия, судорожный синдром и что-то еще сопутствующее. Но основной диагноз был после, а до того моя Викуля, которую Бог оставил жить, старалась и дальше. Я была предупреждена врачами, что со здоровьем моей Дочери не совсем все будет хорошо и гладко, но когда она в 3 месяца стала переворачиваться, держать головку, да и к тому же врачи говорили, что такие детки до 1 года выкарабкиваются, я не думала о плохом.
К сожалению, есть такая поговорка «одно лечим-другое калечим», так вышло и с моей Викой. Нам назначили уколы, которые спровоцировали судороги, случилось это 04.03.2007 г., когда Вике едва исполнилось 4 месяца. При судорогах происходит отмирание клеток мозга, которых у нас вследствие тяжелых родов было и так не совсем много… вообщем, диагноз далее был такой: эпилепсия, частичная атрофия зрительного нерва, тетрапарез конечностей тяжелой степени, об отставании в развитии можно и не говорить, произошли изменения в эндокринной системе. Нам повезло и нас таких тяжелых приняли на лечение в Центр патологии речи к профессору Севастьянову Виктору Викторовичу в г. Йошкар-Ола. Когда мы в первый раз туда попали, у нас были судороги сутки напролет, на включенный свет Вика не реагировала, кричала постоянно, часто не спала ночами, накормить ее было невозможно, вообщем, как часто говорят врачи, Вика была почти «овощем». И если раньше от врачей я слышала фразы типа: «не думаете родить второго?», давая мне понять, что не стоит на Викторию тратить свое и чужое время либо просто молча пожимали плечами и разводили руками, то Севастьянов Виктор Викторович (профессор с мировым именем) первый дал мне надежду на лучшее, как он сказал под конец нашего первого заезда про Викулю: «характер есть-лечить будем».
Мы лечимся в Йошкар-Оле почти три года, я не буду описывать наши маленькие достижения, но на сегодня у нас нет судорог (тьфу-тьфу, уже месяц), Вика видит, появились эмоции, знает из кого плести веревки – папа и бабушка, а перед кем лучше помолчать-это, конечно же, мама, но, к сожалению, Викуля до сих пор не говорит, не ест самостоятельно, не сидит, не ползает. Теперь я могу сказать, что пока моей Вике не исполнилось 1,5 года, я не понимала насколько мой ребенок болен и не осознавала, что это если не навсегда, то очень надолго, но для того, чтобы было что-то лучше, должно быть постоянное движение, движение вокруг моей дочери. Пока мы ездили только в Йошкар-Олу, но у нас уже подошел возраст и для другого лечения, очень хочу попасть на лечение моей Виктории в Трускавце у профессора Козявкина, одна поездка к которому обходится 150000 тысяч рублей без дороги на Украину, а лечиться у него можно каждые 3 месяца, отвезти ее к дельфинам, которые очень благоприятно влияют на здоровье таких деток, как моя доченька.
Может быть кто-то не понимает меня для чего я это все делаю, но это моя единственная дочь, ради которой я живу, Виктория-смысл моей жизни, и я не могу позволить себе да и просто не имею никакого материнского права оставить ее в таком состоянии, тем более если у таких детей начинается психоэмоциональное развитие, то можно ждать и надеяться на более видимые результаты. И я одна из многих мамочек таких детей, которая все же хочет услышать от своего ребенка слово «мама», увидеть первый шаг и все последующие ее жизненные достижения.

Расскажите друзьям: