Влад Якимов

Информация о ребенке:

г. Сургут
Диагноз: Детский церебральный паралич

Собрано средств

33560 руб
170000 руб

Ребенку нужна помощь

Помогите удобным для Вас способом

Пожертвовать

Влад Якимов

Наша с Владюшей история похожа на многие другие истории, в которых при тяжелых родах мамы, повредили ребенка.
В нашей истории нам просто не повезло с акушеркой. Этой женщине уже давным-давно нужно было уйти на пенсию, в силу своего возраста она не то, что выполнять свою работу не могла, по-моему, она совсем не понимала, где она находится, и что входит в ее обязанности.
А началось все с того, что у меня стали подтекать воды и после, обследований было принято решение преждевременных родов. Утром вместо обхода меня отвели в родзал, поставили капельницы и сказали ждать. Чего именно мне ждать, я понятия не имела. В те 90-е не было ни школы матери и в принципе особо не заострялось внимание на теме семья. А дальше как во сне. От того что я очень сильно измучилась, стала падать в обморок и приходить в себя от боли. Акушерка, которая должна была контролировть процесс, просто, где-то пила чай. В очередной раз, когда я пришла в себя, стала звать на помощь. Когда на конец, то пришла врач, она была в шоке от увиденного. Ребенок вышел до уровня лба, неизвестно, сколько он уже находился в таком состоянии и, у меня от страха прекратилась родовая деятельность. Чтобы я не делала, ребенок застрял и не хотел выходить. Тогда врач просто стала отходить к стене и с разгону всем телом прыгать на мой живот, чтобы выдавить ребенка!
Когда на конец, то Владюша вышел он не подавал никаких признаков жизни. И детский врач, держа, в руке перед моим лицом эту крошку сказала: «Видишь. Все забудь, у тебя еще много таких будет».
Три недели о моем ребенке ничего не говорили, знала только, что лежит в кювезе для не доношенных детей в ренимационном отделении. Я по ночам за шоколадку бегала посмотреть на свое сокровище. Через месяц нас выписали.
После выписки в возрасте 6-ти месяцев я стала бить тревогу о том, что мой ребенок не сидит. На что мне все в один голос врачи твердили: «А что вы хотите от своего ребенка, после таких родов!» В возрасте одного года поставили диагноз ДЦП – детский церебральный паралич, а с диагнозом и крест на ребенке.
Но я не сдавалась, верила, что у моего ребенка не может быть такой диагноз. Ведь Влад полностью не соответствует ему. Ребенок интелектуально развит, хорошо разговаривает, выполняет все по возрасту, но что то мешает и не дает ходить. Где мы только не были, старались поспеть везде, где услышим. Но опять тогда в 90-е сильнейший кризис, нехватка денег, халатное отношение ко всему. И часто деньги были выброшены на шарлатанов! Мои возможности и возможности моих родителей очень быстро иссякли. И я стала заниматься с ребенком сама.
В возрасте 6-ти лет поставила Владюшу на костыли. В возрасте 7ми лет мне все покрутили у виска, когда ребенок пошел на костылях в школу, а не предпочел домашние обучение. Но я считаю, что это был самый верный вариант! Глядя, на других детей у ребенка был стимул и к концу первого класса он уже ходил с двумя тросточками. В возрасте 10-ти лет Владик стал профессионально заниматься плаванием. К 14-ти годам уже принимал участие на всероссийских сборах. До поездки в Евпаторию самостоятельно ходил в школу с двумя тросточками, на автобусе в хорошую погоду мог доехать на тренировку с ул. Ленина в 25 Микрорайон, ходили гулять с мальчиками на улицу, в кино…
В мае 2012 по путевке мы с Владюшей поехали в Евпаторию в санаторий Министерства Обороны. Где врачи провели тщательное обследование состояния здоровья моего ребенка. Сделали снимки и сообщили, что ребенку нужно сделать несколько операций на тазобедренной кости. Для проведения этих операций следует обратиться к профессору Сергею Александровичу Хмызову, который специализируется непосредственно на позвоночнике и тазобедреных костях у детей и подростков. Мы стали договариваться с профессором о дне его приезда в Евпаторию, так как он проживает в другом городе. Приехав и осмотрев Влада он задал вопрос какую сторону оперировать первой, но после того как Владик сказал, что последний год от адской боли в левой ноге уже спать не может, ответ нашелся сам собой. Была произведена остеотомия левого тазбедренного сустава. Операция длилась 8 часов. После 3,5 месяцев реабилитации. Все что пережил мой ребенок, не пожелаю такого страха никому. А глядя на него, мне просто хотелось умереть, чтобы не слышать, как он кричит от боли. Вторая операция также проведена.
Сейчас необходимо пройти курс лечения в Евпаторийском детском клиническом снатории стоимостью 170 000 рублей.

Расскажите друзьям: