Ярослав Петров

Информация о ребенке:

6 лет, г.Сургут
Диагноз: Рак крови, острый лимфобластный лейкоз

Ребенку нужна помощь

Помогите удобным для Вас способом

Пожертвовать

Ярослав Петров

В ноябре 2016 года Ярик заболел, — рассказывает мама. — Сначала поднялась температура, потом заломило спину и грудь. Врач в поликлинике сказал, что это ОРВИ, выписал антибиотики. Температуру толком сбить так и не удалось, к тому же у мальчика разболелся живот – даже пришлось вызывать скорую и везти Ярика в больницу. Но и там врачи утверждали, что это вирусная инфекция. Назначили антибиотик и выписали домой.

Этот сценарий повторялся несколько раз: боли – скорая – больница – ОРВИ – антибиотики – выписка. Наконец, один из врачей понял: дело, видимо, куда серьезнее – и направил мальчика с мамой в соматическое отделение больницы. Там поставили диагноз: рак крови, острый лимфобластный лейкоз.

Ярику провели несколько блоков высокодозной химиотерапии. Выяснилось, что и без того тяжелый диагноз осложнен двумя генетическими поломками. Ремиссии удалось достичь не сразу, а когда она наступила, врачи предупредили маму, что риск рецидива очень велик. Единственный шанс для ребенка – это пересадка костного мозга. Провести ее взялись в петербургском НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой. Врачи сразу сообщили маме, что ТКМ нужна как можно скорее, пока не наступило ухудшение. И времени на поиск неродственного донора нет. В ситуации с родственной трансплантацией лучшим донором считается брат или сестра. Но брат-близнец не подошел.

– Весь эффект трансплантации основан на процессе «трансплантат против лейкоза», – объясняет Александр Алянский, заведующий лабораторией регистра доноров костного мозга НИИ имени Р.М. Горбачевой. – Поскольку мальчики – однояйцевые близнецы, их костный мозг идентичен. Пересаживать его нет смысла: он не распознает врага и не атакует опухолевые клетки.

Донором для Ярослава стал его отец. Ярик – боец, терпеливый и мужественный. Мама объяснила, что в его крови завелись плохие клетки, их надо прогнать, а справиться с этим помогут сильные клетки папы.

Но и у бойцов бывают срывы. Ярик очень устал от больниц, от химиотерапии, пункций и ожидания. И недавно – впервые за всю болезнь – разрыдался: «Я хочу, чтобы у меня откачали плохие клетки! Я хочу, чтобы прямо сейчас! Я хочу домой!»

Трансплантация позади — её провели 19 июля 2017 года, семья вздохнула полной грудью и почти начали жизнь заново. Но шестого марта этого года у Ярослава случился рецидив. Не передать весь тот ужас который мама с сыном испытали, ведь только они знают что им придётся пройти заново.
Трансплантация, к сожалению, дала результат на короткий промежуток времени.
Сейчас картина заболевания ещё сложнее, чем была изначально. Доктора в России больше не могут помочь мальчику — отправляют доживать. Надежду дали только в турецкой клинике Medical Park (г.Анталия), для поездки в которую и требуются сейчас средства — свыше 10 миллионов рублей.

 

Расскажите друзьям: